Русский Царь – Иван IV Грозный

Статьи

Общепринятые понятия исторических воззрений, опирающиеся на постулаты марксизма-ленинизма, вплоть до недавнего времени, гласили, что Николай I был царем жестоким, за что от официальных властей получил прозвище — Николай Палкин, а убиенный с Семьей в Екатеринбурге в подвале Ипатьевского особняка Николай II является так и вообще, по мнению большевицкого руководства, якобы палачом русского народа. А потому получил прозвище от его же убийц — Николай Кровавый.

Самым же первым из Русских Царей, убитых революционерами еще XVI века, является так и вообще всеми марксистскими историками заклейменный в якобы убийствах и разврате, жестокостях и вопиющих несправедливостях, что уже на самом деле, созидатель Российского государства в его нынешних границах — Иван IV Грозный.

В пример же человечности и образца построения Российской государственности всегда выставлялся идол большевизма — Петр I и, что и понятно, именно его деятельность расхваливались в полной идентичности историям по истории некоей «пролетарской» революции, якобы от чего-то спасшей Россию и провозгласившей так называемую «народную власть». Эта власть, как то ни выглядит вопиюще противоречивым, впоследствии на протяжении десятилетий боролась со своим же народом. То есть власть эта народу русскому была на самом деле инородной. Но пропаганда пытается нас уверить, что именно «славными делами» «Преобразователя», а также его гнезда «птенцами» Россия якобы была построена. А вот уже большевикам, наследникам «преобразований», мы якобы и обязаны всему остальному: библиотекам и театрам, университетам и даже Московскому метро...

Но вот заканчивается в России правление коммунистов, узурпировавших в стране власть на 70 лет. Потому появляется возможность расследовать — так ли были правы большевики, приклеивая ярлыки людям, которых они ненавидели лишь за то, что эти люди не позволяли забраться на шею русской государственности как всегда агрессивному и кровавому международному интернационалу, управляемому масонством и международной олигархией банкиров. И вот выясняется первое несовпадение историй по истории с фактическими безстрастными цифрами людских потерь от правления ненавидимых большевиками наших Царей, с одной стороны, и от правления Петра I со «птенчиками» и самими же большевиками — с другой.

Итак, при Иване Грозном, как и при Николае II, население России увеличилось чуть ли ни вдвое. А вот при Петре I, наоборот, уменьшилось на одну треть. Но и у его «славных дел» наследников цифры людских потерь так катастрофически ужасают, что их даже никто и не пробовал приводить в процентном отношении к населению, пока еще остающемуся живым. Эти цифры, по разным данным, простираются от 70 до 144 млн. человек: уморенных голодом и непосильным трудом в концентрационных лагерях, убитых семьями (только Свердлов подписал приказ об убийстве 600 тыс. казацких семей), расстрелянных в качестве заложников, заколотых штыками, вмороженных в лед... По расчетам Менделеева нас должно было стать к середине XX в. половина миллиарда. Две трети от этого количества мы не досчитались. А потому имеем полное право заявить, что большевики уничтожили две трети населения России!!! То есть Петра, уничтожившего «только» одну треть, они все же опередили. Но потому-то и восхваляют: и его, а еще больше — себя.

Николая II не восхваляют: при нем во время двух ведущихся им войн население страны возрастало по нескольку миллионов в год, а в тюрьмах, вместе с большевиками и эсерами, сидело всего 35 тыс. человек. Сколько десятков миллионов человек прошло через большевицкий ГУЛаг? Сравнение возможно?

Нет. Все то же касается и уровня жизни, как большевики любливали привирать, якобы лапотной и безграмотной России. Той самой России, что на самом уже деле, которая, как ни одна страна в мире на тот момент, перед революцией уже была близка к всеобщей грамотности населения, чей бурный рост экономики опережал даже самую быстроразвивающуюся страну мира — США. И так во всем.

А потому в книге приведены сравнительные цифры хозяйственной деятельности правлений Петра I и Ивана Грозного, Николая II и Ленина-Сталина.

Подробно разбирается и самая запрещенная из побед русского оружия над иноверными Крымом и Турцией, которая увенчала собою царствование Ивана Грозного, основателя нашего государства в его нынешних границах, присоединившего к древней территории Руси Казань и Астрахань, а за счет этих двух ханств и всю Сибирь.